+7 922 681-45-04

Консультация адвоката

Защита деловой репутации

Обращение гражданина в органы государственной власти, в правоохранительные органы по поводу предполагаемых нарушений закона в целях проведения проверки и устранения нарушений само по себе не является основанием для удовлетворения иска о защите деловой репутации лица, в отношении которого такое обращение состоялось, и в том случае, если убеждения автора оказались ошибочными.  В соответствии с чч. 1 и 3 ст. 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.


Статья 33 Конституции Российской Федерации закрепляет право граждан Российской Федерации обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.


В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом (п. 1).


Правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (п. 11).


Согласно разъяснениям, данным в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами – свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29 и 33 Конституции Российской Федерации), с другой.


Как разъяснено в п. 10 этого же постановления Пленума, в случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.


Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пп. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).


В п. 18 названного постановления также разъяснено, что согласно ч. 3 ст. 29 Конституции Российской Федерации никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел приносить истцам извинения в той или иной форме.


Из приведенных выше положений Конституции Российской Федерации, норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что обращение гражданина в органы государственной власти, в правоохранительные органы по поводу предполагаемых нарушений закона в целях проведения проверки и устранения нарушений само по себе не является основанием для удовлетворения иска о защите деловой репутации и в том случае, если убеждения автора оказались ошибочными.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по гражданским делам, окажут квалифицированную помощь при защите в суде, либо помогут взыскать задолженность, сопровождать процесс взыскания, исполнение исполнительного листа в службе судебных приставов. Наши Адвокаты в городе Ижевске готовы представлять клиентов при защите чести и достоинства, а так же деловой репутации Мы имеем большой опыт представления клиентов в судах города Ижевска и на территории Удмуртской Республики, при взыскании задолженности, либо по иным спорам.

Явка с повинной

Явка с повинной, признанная судом первой инстанции в качестве смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, при отсутствии отягчающих обстоятельств является основанием для назначения наказания с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.


В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по уголовным делам окажут квалифицированную на всех стадиях уголовного процесса на территории Ижевска и Удмуртской Республике. Мы имеем большой опыт защиты и представления интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках уголовных дел.

Гарантии о не привлечении к уголовной ответственности по ст.ст. 193, частями 1 и 2 статьи 194, статьями 198, 199, УК РФ, при добровольном декларировании имущества.

Частями 3 и 4 статьи 4 Федерального закона от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ установлен абсолютный запрет в отношении декларанта и (или) номинального владельца имущества в случае совершения им любого деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, на использование в качестве основания для возбуждения уголовного дела или в качестве доказательства по уголовному делу факта представления декларации или документов и (или) сведений, прилагаемых к декларации, а также сведений, содержащихся в декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к декларации.


В соответствии с частью 6 статьи 4 Федерального закона от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ сведения, содержащиеся в декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к декларации, признаются налоговой тайной в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Режим хранения таких сведений и документов и доступа к ним обеспечивают исключительно налоговые органы. Иные государственные или негосударственные органы и организации не вправе получать доступ к таким сведениям и документам. Исходя из этого, не могут быть получены такие сведения и документы и на основании судебного решения.


Сведения, содержащиеся в декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к декларации, могут быть истребованы только по запросу самого декларанта. Декларант вправе представлять такие сведения и документы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Отказ в приобщении этих доказательств не допускается.


Наряду с гарантиями, предусмотренными частями 3, 4 и 6 статьи 4 Федерального закона от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ, пункт 1 части 1 статьи 4 этого закона предусматривает для декларанта и лица, информация о котором содержится в декларации, специальную гарантию в виде освобождения от уголовной ответственности при наличии оснований, предусмотренных частью 3 статьи 761 Уголовного кодекса Российской Федерации, и с соблюдением установленных Федеральным законом от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ условий, если они совершили деяния, содержащие признаки составов преступлений, предусмотренных статьей 193, частями 1 и 2 статьи 194, статьями 198, 199, Уголовного кодекса Российской Федерации.


Коллизии между соответствующими нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и Федеральным законом от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ должны разрешаться в пользу последнего, исходя из того, что Федеральный закон от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ предусматривает в отношении отдельных категорий лиц дополнительные гарантии их прав и свобод как участников уголовного судопроизводства.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по уголовным делам окажут квалифицированную на всех стадиях уголовного процесса на территории Ижевска и Удмуртской Республике. Мы имеем большой опыт защиты и представления интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках уголовных дел.

Период содержания под стражей, который засчитывается в срок лишения свободы

По смыслу взаимосвязанных положений частей 3, 4 статьи 72 УК РФ в срок лишения свободы по правилам, предусмотренным в части 3 статьи 72 УК РФ, засчитывается период со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу.


В соответствии с частью 7 статьи 302 УПК РФ в обвинительном приговоре с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным, суд должен определить начало исчисления срока отбывания наказания. Учитывая положения статьи 72 УК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ о зачете в срок лишения свободы времени содержания лица под стражей до вступления приговора в законную силу, началом срока отбывания наказания необходимо признавать день вступления приговора в законную силу, за исключением случаев, когда срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в исправительный центр (часть 1 статьи 603 УИК РФ), колонию-поселение (часть 3 статьи 75  УИК РФ) или в тюрьму (часть 1 статьи 130 УИК РФ) либо со дня задержания (часть 7 статьи 75 УИК РФ).


Срок отбывания окончательного наказания в виде лишения свободы, назначенного по правилам части 5 статьи 69 и (или) статьи 70 УК РФ, исчисляется со дня вступления последнего приговора в законную силу.


В соответствии с положениями пункта 2 части 5 и пункта 2 части 6 статьи 302 УПК РФ, если время содержания под стражей, засчитанное на основании части 3 статьи 72 УК РФ, поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда в силу положений пункта 3 статьи 311УПК РФ.


Положения пунктов «б» и «в» части 3 статьи 72 УК РФ, предусматривающие применение повышающих коэффициентов кратности при зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы, улучшают положение лиц, совершивших преступления до 14 июля 2018 года, поэтому на основании части 1 статьи 10 УК РФ имеют обратную силу. Правила части 3 статьи 72 УК РФ предусматривают зачет домашнего ареста в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, то есть ухудшают положение лица по сравнению с порядком, применявшимся до вступления в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ, и согласно части 1 статьи 10 УК РФ обратной силы не имеют. С учетом изложенного время нахождения под домашним арестом лицу, совершившему преступление до 14 июля 2018 года, засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, в том числе и в случае избрания или продолжения применения этой меры пресечения после указанной даты.


По смыслу части 3 статьи 72 УК РФ во взаимосвязи с положениями частей 3 и 4 статьи 72 УК РФ зачет времени нахождения лица под домашним арестом в срок лишения свободы осуществляется до вступления приговора суда в законную силу, если в приговоре домашний арест сохранен в качестве меры пресечения.


Например, до вступления в законную силу приговора суда, по которому было назначено наказание в виде исправительных работ на срок 2 года, лицо находилось под домашним арестом в течение 12 месяцев. Согласно части 3 статьи 72 УК РФ 12 месяцев домашнего ареста соответствуют 6 месяцам содержания под стражей. В силу части 3 статьи 72 УК РФ время содержания под стражей засчитывается в срок исправительных работ из расчета один день за три дня. С учетом этого 12 месяцев домашнего ареста следует зачесть в срок наказания как 1 год 6 месяцев исправительных работ.


Время принудительного нахождения по решению суда подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого мера пресечения в виде заключения под стражу не избиралась, в медицинской организации, оказывающей медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, засчитывается в срок лишения свободы без применения повышающих коэффициентов кратности, указанных в части 31 статьи 72 УК РФ, то есть из расчета один день за один день, поскольку в этот период подозреваемый или обвиняемый не находился в условиях изоляции от общества, предусмотренных для лиц, содержащихся под стражей. Время принудительного нахождения в указанных медицинских организациях подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого была избрана и не отменялась на этот период мера пресечения в виде заключения под стражу, подлежит зачету в срок лишения свободы при наличии оснований с применением повышающих коэффициентов кратности.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по уголовным делам окажут квалифицированную на всех стадиях уголовного процесса на территории Ижевска и Удмуртской Республике. Мы имеем большой опыт защиты и представления интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках уголовных дел.

Навязывание страхования при предоставлении кредита, особенности такого страхования.

На отношения между физическим лицом – потребителем финансовой услуги, заключившим договор добровольного личного страхования одновременно с потребительским кредитным договором, и финансовой организацией распространяются положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей».  Данная позиция вытекает из преамбулы Закона о защите прав потребителей и разъяснений, изложенных в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».


При подключении заемщика к программе добровольного страхования до сведения потребителя должна быть доведена информация о характере оказываемых финансовых услуг, об условиях их оплаты, в том числе информация о праве на отказ от участия в программе страхования.


К наследникам переходит право требования исполнения договора добровольного личного страхования, заключенного наследодателем, а, следовательно, на отношения между наследниками и страховщиком распространяются положения Закона о защите прав потребителей.


Обязательный досудебный порядок урегулирования спора по требованиям, возникающим из договора добровольного личного страхования граждан, действующим законодательством не предусмотрен.


При присоединении к программе страхования и внесении заемщиком соответствующей платы за такое присоединение застрахованным является имущественный интерес заемщика, который по данному договору является страхователем.


Сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору добровольного личного страхования, и/или порядок ее определения устанавливаются сторонами. Условия договора подлежат толкованию судом в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ, другими положениями ГК РФ, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (статьи 3, 422 ГК РФ).


По общему правилу, досрочное погашение заемщиком кредита само по себе не может служить основанием для применения последствий в виде возврата страхователю части страховой премии за неистекший период страхования.


Если по условиям договора добровольного страхования жизни и здоровья заемщика выплата страхового возмещения обусловлена остатком долга по кредиту и при его полном погашении страховое возмещение выплате не подлежит, то в случае погашения кредита до наступления срока, на который был заключен договор страхования, такой договор страхования прекращается досрочно на основании пункта 1 статьи 958 ГК РФ, а уплаченная страховая премия подлежит возврату страхователю пропорционально периоду, на который договор страхования прекратился досрочно.


Определение группы инвалидности за пределами срока действия договора добровольного личного страхования в результате заболевания, возникшего в период действия договора добровольного личного страхования, не может служить основанием для отказа страховщика в выплате страхового возмещения.


Сообщение заведомо недостоверных сведений о состоянии здоровья застрахованного при заключении договора добровольного личного страхования является основанием для отказа в выплате страхового возмещения, а также для признания такого договора недействительным.


Страховщик по договору добровольного личного страхования несет ответственность за убытки, возникшие вследствие несвоевременного осуществления выплаты страхового возмещения, которым обеспечивается исполнение кредитного обязательства.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по гражданским делам, окажут квалифицированную помощь при защите должников в суде, либо помогут взыскать задолженность, представлять интересы клиента, сопровождать процесс взыскания, исполнение исполнительного листа в службе судебных приставов. Мы имеем большой опыт представления клиентов в судах города Ижевска и на территории Удмуртской Республики, при взыскании задолженности, либо по иным спорам.

Пределы необходимой самообороны

Для установления пределов необходимой обороны ими принимались во внимание такие фактические обстоятельства дела как: соответствие средств защиты и нападения, характер опасности, угрожающей интересам обороняющегося либо иным охраняемым законом интересам, его силы и возможности по отражению посягательства, количество посягающих и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства, внезапность и интенсивность нападения, момент прекращения нападения, возможность обороняющегося объективно оценить степень и характер угрожающей ему опасности, а также возможность определить момент прекращения посягательства.


Не признается находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое спровоцировало нападение для того, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий, в том числе для причинения вреда здоровью, хулиганских действий, сокрытия другого преступления и т.п. Содеянное в этих случаях обоснованно квалифицировалось без учета признаков необходимой обороны.


Не влечет уголовную ответственность причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства. Переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства.


При квалификации умышленного причинения смерти либо тяжкого вреда здоровью посягающему лицу суды не всегда усматривают факт совершения данных действий в состоянии необходимой обороны и не учитывают, что несоразмерность мер защиты опасности посягательства свойственна именно превышению пределов необходимой обороны, поскольку причинение вреда другому лицу происходит при отражении его общественно опасного посягательства, когда обороняющееся лицо умышленно совершает действия, явно не соответствующие характеру и опасности последнего. Согласно части 2 статьи 37 УК РФ такое превышение возможно, только если посягательство, от которого обороняется лицо, не связано с применением насилия, опасного для жизни, либо с угрозой применения такого насилия.


В отдельных случаях суды не принимают во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 14 постановления Пленума, о том, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты, при этом действия оборонявшегося лица нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если причиненный вред хотя и оказался большим, чем вред предотвращенный, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по уголовным делам окажут квалифицированную на всех стадиях уголовного процесса на территории Ижевска и Удмуртской Республике. Мы имеем большой опыт защиты и представления интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках уголовных дел.

Наложение ареста на имущество в уголовном судопроизводстве.

В уголовном судопроизводстве наложение ареста на имущество является одной из мер процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения надлежащего исполнения приговора к подозреваемому, обвиняемому и состоящей в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение (п. 4 ч. 1 ст. 111, ч. 2 ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ).


В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (далее также – обвиняемый), для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 1041 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).


Для наложения ареста на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, правовые основания установлены в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, исходя из которой такой арест допускается в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по данному уголовному делу, и при условии, что относительно этого имущества имеются достаточные, подтвержденные доказательствами основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.


С учетом того, что по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК РФ, арест может быть наложен лишь на имущество подозреваемого, обвиняемого либо лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, разрешая такие ходатайства, суды проверяют, имеются ли в представленных материалах достоверные сведения о том, что названное в ходатайстве имущество принадлежит этим лицам.


В тех случаях, когда из представленных в суд материалов с очевидностью следует, что имущество, находящееся у третьих лиц, фактически принадлежит обвиняемому и приобретено им на доходы, полученные от преступной деятельности в результате совершения преступления, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК РФ, суды признают ходатайство обоснованным и дают разрешение на арест такого имущества.


Согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК РФ) не может быть обращено взыскание. Основания для отказа в удовлетворении ходатайства имеются также в тех случаях, когда исходя из поданных в суд материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст. 115 УПК РФ.


В случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества. Вывод о несоразмерности стоимости имущества тому ущербу, в целях возмещения которого имущество арестовано, являлся основанием для изменения судебного решения судом апелляционной инстанции.


Суды исходят из того, что отсутствие в материалах, представленных органами, осуществляющими предварительное расследование, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя.


При принятии решения об аресте имущества в отсутствие заявленного гражданского иска суд учитывает требования ч. 1 ст. 160 УПК РФ. Согласно этой норме, если установлено, что совершенным преступлением причинен имущественный вред, следователь, дознаватель обязаны незамедлительно принять меры по установлению имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации несут ответственность за вред, причиненный подозреваемым, обвиняемым, стоимость которого обеспечивает возмещение причиненного имущественного вреда, а также принять меры по наложению ареста на такое имущество. Приводя мотивы принятого решения, суды также правомерно ссылаются на ч. 2 ст. 44 УПК РФ, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции. Кроме того, суды указывают, что доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением, – одного из обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК РФ, – осуществляется в ходе всего предварительного расследования.


Наши Адвокаты в городе Ижевске по уголовным делам окажут квалифицированную на всех стадиях уголовного процесса на территории Ижевска и Удмуртской Республике, в том числе по налоговым и экономическим преступлениям. Мы имеем большой опыт защиты и представления интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках уголовных дел.

Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается

Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается. Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя.


В п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», согласно которым отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается. Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя.


Наши Адвокаты по уголовным делам в городе Ижевске окажут квалифицированную на всех стадиях уголовного процесса на территории Ижевска и Удмуртской Республике, в том числе по налоговым и экономическим преступлениям. Мы имеем большой опыт защиты и представления интересов подозреваемых и обвиняемых в рамках уголовных дел.

Ответственность поставщика за некачественный товар

В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.


Действующее законодательство и практика его применения не исключают возможности взыскания лицом, которое уплатило наложенные на него административные штрафы, соответствующих сумм в качестве убытков с другого лица. Правовая позиция по данному вопросу была изложена в том числе в определении Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. № 307-ЭС17-11637.


Пункт 4 ч. 13 ст. 9 Закона № 381-ФЗ предусматривает, что хозяйствующим субъектам, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и хозяйствующим субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, запрещается возмещение расходов, не связанных с исполнением договора поставки продовольственных товаров и последующей продажей конкретной партии таких товаров.


Корреспондирующее положение ч. 7 ст. 14.42 КоАП РФ устанавливает, что совершение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и (или) хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, запрещенных федеральным законом действий по взиманию платы, внесению платы либо возмещению расходов влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц – от одного миллиона до пяти миллионов рублей.


Следовательно, взыскание обществом с организации административного штрафа по ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ, наложенного на него, может быть охарактеризовано, как возмещение расходов, связанных с исполнением договора поставки продовольственных товаров и последующей продажей конкретной партии таких товаров.


Следует отметить, что п. 4 ч. 13 ст. 9 Закона № 381-ФЗ и ч. 7 ст. 14.42 КоАП РФ были введены в указанные нормативные акты Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 273-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 273-ФЗ) и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», вступившим в силу с 15 июля 2016 г.


При этом ни из Закона № 273-ФЗ, ни из доступных материалов к законопроекту № 704631-6 прямо и однозначно не следует, что хозяйствующий субъект, осуществляющий торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, на основании рассматриваемой нормы Закона № 381-ФЗ с 15 июля 2016 г. лишен возможности по взысканию с поставщиков в качестве убытков наложенных на него за реализацию некачественной продукции административных штрафов.


Наши Адвокаты по гражданским делам в городе Ижевске, окажут квалифицированную помощь при защите должников в суде, либо помогут взыскать задолженность, представлять интересы клиента, сопровождать процесс взыскания, исполнение исполнительного листа в службе судебных приставов. Мы имеем большой опыт представления клиентов в судах города Ижевска и на территории Удмуртской Республики, при взыскании задолженности, либо по иным спорам.

Отказ конкурсного управляющего при банкротстве предприятия от государственного контракта

Отказ конкурсного управляющего от исполнения государственного контракта в связи с требованиями, установленными законодательством о банкротстве, не является основанием для включения антимонопольным органом сведений в отношении должника в реестр недобросовестных поставщиков.


Согласно ч. 2 ст. 104 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ) в реестр недобросовестных поставщиков включается информация об участниках закупок, уклонившихся от заключения контрактов, а также о поставщиках (подрядчиках, исполнителях), с которыми контракты расторгнуты по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов.


В соответствии с ч. 6 ст. 104 Закона № 44-ФЗ в случае расторжения контракта по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта заказчик в течение трех рабочих дней с даты расторжения контракта направляет в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление контроля в сфере закупок, информацию, предусмотренную ч. 3 ст. 104 Закона № 44-ФЗ, а также копию решения суда о расторжении контракта или в письменной форме обоснование причин одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта.


В силу п. 3 ст. 129 Закона № 127-ФЗ конкурсный управляющий вправе заявить отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном ст. 102 данного федерального закона.


В соответствии со ст. 102 Закона № 127-ФЗ внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника. Отказ от исполнения договоров и иных сделок должника может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью или частично, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.


В случаях, предусмотренных п. 2 ст. 102 Закона № 127-ФЗ, договор считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления внешнего управляющего об отказе от исполнения договора.


Отказ конкурсного управляющего от исполнения контракта при изложенных обстоятельствах не относится к основаниям для включения сведений в отношении должника в реестр недобросовестных поставщиков, предусмотренным ч. 2 ст. 104 Закона № 44-ФЗ.


Наши Адвокаты по банкротству, по гражданским делам в городе Ижевске, окажут квалифицированную помощь в рамках процедур банкротства, а так же в части оспаривания сделок. Мы имеем большой опыт представления интересов должников в рамках процедур банкротства, как в городе Ижевске, так и в иных регионах, в том числе в городе Москва и городе Санкт-Петербурге. Имеем широкую практику по представлению интересов кредитора, должника или арбитражного (конкурсного) управляющего.